141.3828 фото

2017-09-24 14:01




из неписанных сказок : Отобрали как-то у мышки - норушку, а у Ваньки - встаньку :(


Сварливая жена отбивает не только всякую охоту, но и рыбалку, футбол и пиво.






Олег ходил по всей квартире, На кухню, в душ и в коридор. Но Николай поймал Олега И приучил ходить в лоток.


Она меня просто купила, как девчонку. Смотрела усталым удавьим взглядом и мрачно вещала: «Наркотики и водка - вот их удел. Ну и девки в получку. А ребята какие! Им бы энергичного лидера - горы б свернули! » Потенциальный «энергичный лидер», то бишь я, внимала с горящими глазами. Была я молодой, ах! очень молодой и достаточно самоуверенной. Свеженький университетский диплом картины тоже не портил. - База? - спросила я сухо. - Два таксопарка, три автобусных и пять грузовых автоколонн» - ответила кадровичка, оживившись. - Условия? - Отдельный жилой блок, бесплатный проезд и куча поклонников - сказала женщина и засмеялась. ...-Ой, какая вы молодая! Не побоитесь? - разом воскликнули паспортистка и завхоз. А старая циничная кастелянша буркнула: «Э-эх! Затрут по койкам... » В первый свой воспитательский обход по мужскому общежитию автотранспорта я отправилась одна. Мывшая коридор уборщица одобрительно кивнула: «Брюки? Правильно.. » Здание было почти пустое, лишь на пятом этаже я наконец-то встретила аборигена. Молодой парень рывком втащил меня в свою комнату и мгновенно запер дверь: «Ты кто такая? » Я начала обстоятельно объяснять, разложила карточки и планы на столе... Через минуту оказалось, что он обожает футбол и вообще «готов стать спортивный сектор». Дальше по этажам я уже шла с почетным эскортом в лице Аслана. На девятом слышались сдержанные голоса и стоны. Я постучала. Дверь мне неосторожно открыли я вошла и тут же попятилась: на ярком в темноте экране кто-то кого-то активно трахал. «Пришел наш новый воспитательница! » - радостно заорал Аслан. Мне тут же подставили стул. Порнуха была третьесортная, затертая, смотрелась явно не в первый раз. Судя по опасливым взглядам и ухмылкам, гораздо больше народ интересовала моя реакция. Мамина педагогическая ДНК, гены и хромосомы, - все разом взвилось во мне: «Запретить! » Отцовский голос отрезвил: «Они ж взрослые люди... » И я сделала вид, что ничего не происходит. Раздала анкеты и вышла. На десятом этаже резко и отчетливо пахло травой. Трое брюнетов колдовали над кипящим чайником, что-то увлеченно растирая в газете. «Здрасьте, я ваша новая во... » - только начала я, как тут же самый проворный из ребят горстью закинул себе в рот несколько темных шариков и ломанулся из кухни, другие за ним. Аслановы тапки тут же зашлепали по коридору, удаляясь. Я хозяйственно погасила газ, собрала листья и выбросила в мусор. Тогда я еще не знала как выпаривают анашу из конопли. Так я познакомилась с ребятами. Это были водители автобусов, такси, механики - народ молодой и веселый, процентов на 80 кавказцы. Существовало в общаге несколько национальных группировок, самой многочисленной и влиятельной была азербайджанская. Ее главарь, маленький и надменный таксист Рахим откровенно всех презирал. Поправляя свою щегольскую норковую шапку он лениво вещал: «Вкалывают только дураки, я в жизни ничего тяжелее денег в руках не держал... » Уж чем он ребят так за душу брал, не знаю, но авторитет имел значительный. В его присутствии даже мой верный Аслан забывал, что он «спортивный сектор» и становился обычным отморозком. Готовим, к примеру, с народом дискотеку, расклеиваем плакаты, расставляем столы, стулья, ребята носятся довольные, прикалывают друг друга. Появляется Рахим. Одна усмешка - и все потянулись за ним на выход. А там анаша, карты, водка... Я ненавидела этого недомерка всеми фибрами души, но бороться с ним не могла. Не милицейскую же облаву устраивать, по примеру нашего доблестного коменданта. Но все-таки не зря государство тратило народные деньги на мое образование. После очередной пьяной драки с поножовщиной между армянами и азербайджанцами, едва сдерживаясь от томящего желания врезать ухмыляющемуся Рахиму, я елейным голоском попросила его научить меня азербайджанскому языку: типа, знаю испанский и английский... хотелось бы тюркский... ты, говорят, хорошо язык знаешь... Рахим не удивился, важно кивнул головой: «Да, могу. Наш язык красивый. » На том и порешили. ... На первое занятие мой репетитор явился в полном прикиде: кожан, кольцо с бриллиантом, остроносые туфли с прозрачными! каблуками с дюжиной красных пластиковых рыбок в каждом, и с «дипломатом». Я со своей стороны решила отнестись к учебе ответственно, обложилась фломастерами и тетрадками. Начали. На другой день я уже приветствовала азербайджанцев на их родном языке. К вечеру ко мне в кабинет прибежали обиженные армяне: «Почему не наш язык? Он тоже очень красивый! » Пришлось вспомнить с ними «Раны Армении» и: «Любя пришел, скорбя ушел Саят-нова, но все ж нашел любви слова Саят-нова! » и армянская атака была отбита. С грузинами я пела «Чито-брито», с дагестанцами выворачивала язык, выговаривая особый цокающий горловой звук, а по ночам лихорадочно листала затрепанный конспект «Литературы Закавказья». Стало шумно вечерами в моем кабинете: ребята шли толпами, кричали, смеялись, как только южане умеют и высокомерный Рахим смеялся со всеми. Как-то незаметно оказалось, что он совсем молодой и влюбчивый, гордыня спала и стало с ним легко ладить. Каюсь, азарбайджанского языка я так хорошо и не выучила, зато теперь спокойно могла ходить ночью по этажам, гонять наркоманов и алкашей, вывешивать свирепые «Санитарные листки» и ловить несовершеннолетних соплюх по комнатам: «В тюрьму же сядешь, пацан! » Дискотеки наши гремели на весь город, мы приглашали девчат и обязательно устраивали бесплатный буфет: «Ребята с работы, голодные все, пусть хоть по бутерброду съедят! » Прежде неприступный Рахим охотно возил на своем такси ящики с газировкой и обязательно норовил купить побольше: «Для ребят же... », тратил собственные деньги, поверх моей скудной профсоюзной сметы. ... Много лет прошло с тех пор, мои пацаны уже давно стали степенными отцами семейств, я сама уехала очень далеко, но вспоминаю иногда наши вечерние бдения, смех, шутки, и как я просила перевести приветствие «мир дому твоему» чеченца Мамеда и как красиво это звучало на его языке...